Мои твиты

  • Ср, 04:36: RT @Khinshtein: А вот - история, чем-то схожая с Голуновым. Сотрудники УНК ГУМВД Москвы задержали 2 человек в Подмосковье, отвезли на своих…
  • Ср, 04:36: RT @meduzaproject: ❗️❗️❗️Глава МВД Владимир Колокольцев объявил, что дело против Ивана Голунова закрыто. Он будет освобожден из-под ареста.…

Мои твиты

  • Пн, 18:46: RT @Khinshtein: Хорошая новость! По моему обращению мосгорпрокуратура изъяла уголовное дело И.Голунова из ГСУ ГУМВД и передала для дальнейш…

Мои твиты

  • Чт, 17:59: RT @Khinshtein: После моего обращения к министру В.Колокольцеву в Самарское ГУМВД приехала проверка собственной безопасности МВД. Суть: раз…

К 50-летию начала строительства КАМАЗа. Как это было


Ф.А. Табеев и Р.Н. Минниханов

Здравствуйте друзья!

Сегодня 16 февраля знаменательный день. Сорок три года назад с конвейера КАМАЗа в этот день  сошел первый автомобиль КАМАЗ.
XIV Камский промышленный форум-2019 на следующей неделе продолжит свою работу и 20 февраля откроется  всероссийская выставка «Автопром. Автокомпоненты-2019» с насыщенной деловой программой «День Поставщика ПАО КАМАЗ» (деловая программа на expokama.ru). В этом году второй этап форума  приурочен к  50-летию начала строительства КАМАЗа, и потому прологом к этому важному мероприятию я хотел сделать отрывок из книги «Фикрят Табеев» известного татарского писателя и моего тестя Ягсуфа Дулмугановича Шафикова, рассказом от первого лица как было принято решение более полувека назад о строительстве КамАЗа именно в нашем городе – Набережные Челны.



Вспоминает Фикрят Ахмеджанович Табеев (ставший в 32 года первым секретарем Татарского обкома КПСС и оставался на этом посту около 20 лет):

«Строительство крупного завода по выпуску большегрузных автомобилей было продиктовано временем. Народное хозяйство нуждалось в таких автомобилях с дизельными двигателями. Необходимо было обеспечить дизельными двигателями и другие предприятия.

 В конце 60-х годов ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли решение о строительстве такого комплекса. С этой целью Госплану СССР было поручено подготовить и разработать технико-экономическое обоснование (ТЭО) возведения целого комплекса заводов в различных регионах Советского Союза. Госплан СССР изучил около семидесяти вариантов выбора площадок в различных областях и краях. В этот список попала и Татария. При его составлении, видимо, учли  мои неоднократные обращения в ЦК КПСС и правительство СССР о необходимости строительства крупного машиностроительного комплекса в связи с возможным уменьшением добычи нефти в республике.

          Над технико-экономическим обоснованием строительства большого автозавода в разных регионах СССР работали ведущие научно-исследовательские и проектные организации страны. В этот процесс были вовлечены лучшие умы из всех отраслей народного хозяйства страны.

          В конце концов методом сравнительного анализа оставили два региона  - Красноярский край и Татарию, то есть Набережные Челны. Строительство такого крупного автостроительного комплекса в Сибири твердо поддерживал и председатель Госплана СССР Н.К. Байбаков.

          Сторонники возведения комплекса в Сибири исходили из того, что , мол надо осваивать бескрайние просторы Сибири. Они учитывали  и то обстоятельство, что в Сибири находились металлургические заводы, что здесь дешевая электроэнергия, вырабатываемая на крупнейших в мире электростанциях.

          В Татарии тоже работала очень компетентная группа  специалистов Госплана СССР. В нее входили известные в стране академики, профессора. Руководство республики оказывало представителям научных и проектных организаций всяческую помощь. Очень большой вклад в дело технико-экономического обоснования внесли заведующий отделом  машиностроения ЦК КПСС Василий Семенович Фролов и его заместитель Аркадий Иванович Вольский.

          В проектно-исследовательских центрах Москвы  и вышестоящих руководящих кругах страны все больше склонялись к мысли, что автогигант следует построить в Набережных Челнах. Безусловно, учитывалось наличие в Татарии трудовых ресурсов, продовольственное снабжение, наличие железнодорожного и водного транспорта и т.д.

          Все материалы по технико-экономическому обоснованию строительства автогиганта и сопутствующего нового города в Набережных Челнах уже были готовы, и мы ждали окончательного решения вышестоящих организаций. Вдруг неожиданно для себя узнаю, что подписано постановление Совета Министров СССР о строительстве автозавода под Красноярском. Этот там, где сейчас выпускают полуприцепы для большегрузов. Сами понимаете, новость для меня была не из приятных.

          В эти же дни стало известно, что меня включили в состав партийно-правительственной делегации для поездки в Минск на юбилейные торжества в связи с 40-летием Белорусской ССР. Делегацию возглавил сам Леонид Ильич Брежнев. В нее меня включили не случайно. В  войну и послевоенные восстановительные годы Татарстан шефствовал над Белоруссией, поставляя продукты питания, теплую одежду и т.д. Кроме того, на белорусских землях, защищая Отчизну  от гилеровцев, погибли многие сыновья и дочери Татарии. Немало учреждений и организаций Белоруссии были эвакуированы в нашу республику.

          Поезд с делегацией из Москвы выехал вечером. Когда все устроились по своим местам и поезд уверенно отмерял километры в западном направлении, Леонид Ильич предложил  членам делегации сыграть в домино. Сначала выпили по символической чарке за успешную поездку. Настроение у  Л.И. Брежнева  и  у остальных было приподнятое. В четверке игроков оказался и я. Стучим, значит, костяшками под стук колес. Леонид Ильич оказался азартным игроком. Только знай, покрякивает и стучит костяшками, иногда супит густые брови. Улучив удобный момент, я, как бы между прочим, говорю:
-Леонид Ильич, давайте построим автомобильный завод в Татарии. Чего это его строить в далекой Сибири, везти туда за тысячи километров в суровый край людей, станки, оборудование? Когда будет построен завод, опять же по всей стране надо будет развозить 150 тысяч большегрузных автомобилей и 250 тысяч дизельных двигателей.
        Брежнев промолчал. Как говорится, и  бровью не повел, продолжал стучать костяшками.
Через несколько минут я снова начинаю:
-Леонид Ильич! У нас мощная строительная база и большой людской потенциал… Даю слово, что мы построим первую очередь завода за пять лет, вторую  - тоже за пять лет…
Л.И. Брежнев опять не проронил ни слова. Вскоре все мы разошлись  по своим местам для отдыха.

        Должен заметить, что по принятому  Советом Министров  СССР постановлению строительство автозавода под  Красноярском тоже было решено вести в два этапа. Каждой очереди отводилось десять лет.
При выборе площадки под комплекс автомобильного завода у нас в Татарии был практически один минус – отсутствие металлургической базы. Вот почему при составлении  технико-экономического обоснования  по моему предложению  было предусмотрено строительство большого литейного завода. Забегая вперед, скажу, что в дальнейшем  я планировал еще строительство своего металлургического завода. Это уже я просто по времени не успел…
   
           Торжества в Минске прошли на высочайшем уровне. Был устроен грандиозный прием. Мы осмотрели панораму в честь Победы над гитлеровскими захватчиками.  Меня поразило, с какой любовью была оформлена  большая выставка, рассказывающая о представителях Татарстана, сражавшихся с фашистами на белорусской земле, о той помощи, которая наша республика оказала Белоруссии.


          В Москву тоже возвращались в хорошем настроении. Л. И. Брежневу я больше не стал напоминать о строительстве автозавода.
        Однако потом стало известно, что мое обращение к нему имело серьезные последствия.  ЦК КПСС заново затребовал все материалы по выбору места строительства автомобильного комплекса. После основательного их изучения было отменено первоначальное решение правительства  о его строительстве в Сибири и принято совместное постановление ЦК КПСС и Совета Министров  СССР о возведении Камского автозавода (КамАЗ) в городе Набережные Челны в Татарии.
          Оказалось, что первоначальное решение о строительстве комплекса под Красноярском было принято по предложению председателя Госплана СССР Н.К. Байбакова. Будучи ярым сторонником приоритетного освоения Сибири, он сумел убедить Председателя Совета Министров СССР Алексея Николаевича Косыгина подписать постановление правительства.
          Памятное заседание Политбюро ЦК КПСС, пересмотревшее постановление правительства СССР о строительстве автомобильного комплекса, вел Михаил Алексеевич Суслов. По всему чувствовалось, что решение в пользу КамАЗа обсуждено на самом верху. Постановление о сибирском варианте отменили. На заседании Политбюро А.Н. Косыгину даже не дали слова выступить. За пересмотр постановления  и принятие решения о строительстве заводов в Татарии выступили министр энергетики и электрофикации Непорожний, министр автомобильной промышленности  Тарасов и я. 
          Без ложной скромности скажу, что это был звездный час не только для руководства Татарии, но и для всех жителей республики. Строительство крупнейшего в мире автогиганта  и современного города преобразило социально-экономический облик Татарстана, помогло сделать рывок в его развитии.»...

             Это яркий пример того как человек способен ставить цель и добиваться вопреки обстоятельствам. Настоящий пример для подражания. Помним и гордимся такими людьми.

               Спустя 50 лет КАМАЗ живет и развивается. Посмотреть как, приходи на Камский промышленный форум-2019 и на специализированную всероссийскую выставку с международным участием приуроченную к 50 летию начала строительства КАМАЗа "Автопром.Автокомпоненты-2019" 20, 21, 22 февраля в выставочный центр ЭКСПО-КАМА по адресу Набережные Челны, Автозаводский проспект  д.4а. Вход свободный.